Заходя на наш сайт, вы автоматически оставляете администратору свои пользовательские данные в целях функционирования сайта и проведения статистических исследований. Продолжая работу с сайтом, вы подтверждаете свое согласие на обработку пользовательских данных.

Назад

«Травма и возрождение»: через искусство прошлого к желанному будущему

На прошедшем недавно в Москве форуме «Музейный гид» Благотворительного фонда Владимира Потанина был представлен масштабный международный проект «Травма и возрождение»

Текст материала

В течение 3 лет художники, историки, культурологи и просто неравнодушные граждане из Западной и Восточной Европы пытались переосмыслить восприятие европейской истории и разработать новые формы для культурного диалога. Проект получил грантовую поддержку Благотворительного фонда Владимира Потанина в рамках программы «Культурный прорыв». Итогом этой работы стал манифест «Создавая желанное будущее», выпущенный на русском и английском языках и представленный на форуме. В кулуарах форума мы поговорили с его редактором и куратором одной из художественных резиденций в рамках проекта, аспирантом университета Лафборо в Италии Арией Спинелли.

Ария, расскажите, пожалуйста, о проекте «Травма и возрождение». Как возникла эта идея? Какие, на ваш взгляд, наиболее острые проблемы его участники попытались осмыслить?

Я присоединилась к этому проекту на достаточно поздней стадии. Первоначально он был создан 20-ю различными партнерами, которые поставили перед собой задачу изучить культурные взаимоотношения между Западом и Востоком с 1945 по 1968 год и далее, включая современную эру. Главные авторы инициативы – руководитель Центра искусства и медиатехнологий (ZKM) в Карлсруэ Петер Вайбель, директор Центра изящных искусств BOZAR в Брюсселе Поль Дюжарден и ГМИИ им. А.С. Пушкина. Они пытались ответить на вопрос, как развивалась культурная ситуация в этот период, как художники перемещались из Западной Европы в Восточную и наоборот, и можем ли мы говорить, что европейская культура представляла собой единую площадку, которая объединяла эти две части.

Какие страны стали участниками проекта?

Проект состоял из нескольких этапов. Началось все с первой конференции в Финляндии, где культурные аналитики исследовали социально-политические связи между Западной и Восточной Европой и вопрос о том, каким образом их соединяла культура. Затем была передвижная выставка, которая прошла в Бельгии, Германии и России. Третьим этапам стала другая передвижная выставка, где выставлялись работы современных молодых художников. Она экспонировалась в Центре современного искусства kim? (Рига), в BOZAR (Брюссель) и в Bunkier Sztuki (Краков).

Также были две арт-резиденции. Одну из них – «Травма и Возрождение: временные встречи» в художественной резиденции Cittadellarte Фонда Пистолетто в Бьелле (Италия) – курировала я. Мы изучали вопросы социально-политической обстановки в Европе и то, каким образом она влияла на искусство, но при этом пытались анализировать Европу в целом, без деления на Западную и Восточную. Мы пытались понять, с какими проблемами сталкивались в ту эпоху художники и деятели искусства, независимо от их культурного опыта и происхождения.

Вторая резиденция прошла в Риге, куратором была Майя Рудовская. Там в Центре современного искусства в течение трех недель исследовалась советская история, в том числе самой Риги, на различных встречах, конференциях, рабочих столах и других мероприятиях.

Итоговым результатом проекта стала работа «Создавая желанное будущее», которую мы как раз представляем на «Музейном гиде».

В описании проекта говорится, что одна из его целей – разрушать существующие между странами востока и запада стереотипы. За счет чего достигается эта цель?

Мы пытались в рамках данной работы проанализировать историю Европы того периода и представить новые взгляды на нее. То есть не просто показать, каким образом западное искусство представлялось в России, а восточноевропейское – на Западе, но пойти еще дальше, в частности, продемонстрировать, что существовала целая сеть художников и деятелей искусства, которые работали вместе и сотрудничали в ту эпоху, создавая общие концепции и идеи.

Какие именно стереотипы стремились разрушить авторы проекта?

Например, в Западной Европе до сих пор существует стереотип, что Западная и Восточная Европа были очень сильно разделены, и их представители практически не взаимодействовали друг с другом. Мы же показываем, что деятели искусств и Западной, и Восточной Европы, на самом деле, очень много общались и работали вместе.

Мы также пытаемся в ином свете показать российский контекст. В частности, в рамках выставки «Лицом к будущему: искусство в Европе 1945–1968» мы стремились разрушить стереотип о том, что представители русского авангарда были последователями западных традиций и часто использовали западные идеи. Напротив, они были очень самобытными.

Также мы хотели ярче высветить аспекты неофициального искусства, которое существовало в Советском Союзе. В частности, заведующая отделом искусства стран Европы и Америки XIX-XX веков ГМИИ им. А.С. Пушкина Александра Данилова проводила очень подробное его исследование.

Сегодня во всем мире, в том числе и в Европе, усиливаются сепаратистские тенденции. Может ли, на ваш взгляд, искусство объединить общества?

Безусловно. И как раз в нашей книге «Создавая желанное будущее» мы пытаемся показать, что у искусства есть очень важная роль в социально-политическом контексте, оно действительно может объединять страны и народы. Мы пишем о том, как художники из Восточной и Западной Европы пытались противодействовать государственной политике, которая расколола регион.

Сегодня, по сравнению с той эпохой, которую анализирует проект «Травма и возрождение», доступны новые инструменты. В частности, есть проект европейского сотрудничества, где обращается особое внимание на мобильность художников. И, я полагаю, художникам нужно просто дать время для того, чтобы они могли осознать себя частью этого общего европейского контекста.

Почему лично вы решили присоединиться к проекту «Травма и возрождение»? Как оцениваете этот опыт?

Сначала меня нанял Фонд Пистолетто в качестве куратора арт-резиденции. Затем я также в качестве куратора работала в компании BOZAR, и готовила к публикации итоговый манифест. Так что опыт у меня был чрезвычайно разнообразным, сложным и интенсивным, потому что параллельно я писала докторскую диссертацию и преподавала. Мне этот проект был интересен тем, что он старался отобразить, каким образом можно работать с искусством в сложные времена, и как в таких условиях искусство может создать площадку для единения. И мы в нашей публикации попытались составить обзор этих вопросов. Для меня эта работа была очень интересной.

Как в целом оцениваете результаты проекта? Появились ли в ходе его реализации какие-то новые вопросы, идеи для новых инициатив?

Проект оказался успешным в том плане, что смог пролить свет на все сложные вопросы, которые были поставлены изначально. Но также была создана очень серьезная сеть людей, работающих вместе. Это персонал самых разных культурных институтов, художники, представители резиденций, те, кто участвовал в подготовке различных публикаций и финальной книги. В рамках проекта я сумела наладить контакты со всеми этими людьми и, конечно, мы собираемся продолжать сотрудничество, и сейчас ищем способы, как это сделать.

Другие статьи

«Париж — Москва»: 40 лет спустя
12 июня 2019
The Art Newspaper Russia
«Париж — Москва»: 40 лет спустя